Новая эпоха Зимбабве. Без Роберта Мугабе.

Роберт Мугабе наконец подал в отставку после 37-летнего пребывания у власти. Самоотречение лидера вступает в силу немедленно, тогда как будущее страны столь же неопределенно, сколь и исполнено надежд.

Человек, единолично правивший в течение стольких лет, перед лицом народного гнева и политического давления в течение нескольких часов отказался от власти, едва парламент запустил процедуру импичмента.

93-летний президент отказывался покидать своей пост все восемь дней политического кризиса, инициированного военным переворотом на прошлой неделе. Цепляясь за формальные признаки своей власти, он никак не мог осознать, что после стольких своей диктатуры, он в конце концов растерял доверие как своей партии, так и всего населения страны.

Мугабе, который за свою биографию расправился с множеством оппонентов, в телевизионном обращении к народу в субботу 18 ноября, когда от него ждали прощальной речи, неожиданно выразил намерение продолжать борьбу и даже поделился некоторыми планами на будущее.

Поэтому, как только спикер парламента Джейкоб Муденда зачитал документ об отставке Мугабе, в зале началось всеобщее ликование, поддержанное на улицах Хараре и других крупных городов.

«Я невероятно счастлива, за себя и за своего ребенка, который вырастет в лучшем Зимбабве» – говорит женщина, вышедшая на манифестацию со своей пятимесячной дочерью. Весь день, и еще долго после захода солнца, бульвары и переулки наводнялись празднующими толпами, беспрестанно сигналили машины, развевались флаги, устраивались танцы и пения. «Пришло время новой крови. Я ждал этого всю свою жизнь, ибо за свои 36 лет я знал лишь одного лидера» – радуется финансовый работник Уильям Макомбре.

Никаких сведений о дальнейшей судьбе Роберта Мугабе и его семьи от генералов не поступало. В их открытом обращении ему позволено покинуть свой пост, сохранив достоинство, однако оно также рисует произошедшее, как конституционную смену власти, а не как совершенный под прицелом государственный переворот.

Армейские лидеры выступили против Мугабе в результате фракционной борьбы внутри правящей партии «Зану-ПФ», при поддержке предполагаемого приемника Мугабе – Эммерсона Мнангагва – партийного советника и ветерана освободительной войны, известного под прозвищем «Крокодил».

Отставка Мнангагва в качестве вице-президента в начале месяца спровоцировала смуту и дальнейшее падение авторитета Мугабе. Партия, которая столько лет повиновалась каждому слову своего лидера, в кратчайшие сроки ополчилась на него, сперва лишив полномочий главы партии, а затем и возглавив процесс импичмента. Однако, то, что началось как дворцовый переворот переросло в народное восстание.

Эпохальное падение Мугабе всколыхнуло волну новых надежд среди обычного населения. Толпы скандировали слова поддержки депутатам, начавшим импичмент во вторник. Несмотря на то, что многие зимбабвийцы высоко оценивают роль Мугабе как героя освободительной войны, все меньше и меньше человек за последние годы были готовы поддерживать его за былые заслуги.

Автократическое правление Мугабе, в угоду собственному могуществу жертвовавшего экономическим благосостоянием 16 миллионов человек, привело разрухе в промышленности и сельском хозяйстве, гиперинфляции и страшным масштабам безработицы: лишь 10 % молодых людей имеют возможности трудоустройства.

В конце концов, у Мугабе осталось немного инструментов контроля. Его правление держалось на принуждении и коррупции, приправленных риторикой революционной борьбы. Его авторитет в высших эшелонах спецслужб постепенно испарялся, и он стремительно стал терять ближайших сторонников из-за того, что открыто поддерживал политические устремления своей жены Грейс. Зимбабвийцы критикуют не столько самого Мугабе, который привел страну к свободе от британского протектората, сколько его династические амбиции. Большая доля народного гнева, как показали демонстрации, адресуется именно Грейс Мугабе и тому блоку, который сформировался вокруг неё.

Падение Мугабе должно отразится на всем континенте, где сотни миллионов людей по прежнему страдают от эксцессов авторитарных режимов, коррумпированных и некомпетентных функционеров, держащихся за власть даже вопреки избирательной системе. Компромисс, на который пошел Мугабе, оставив свой пост, может стать примером для остальных правителей не ждать насильственного смещения. Но лишь в том случае, если ему удастся сохранить неприкосновенность своей семьи и, что немаловажно, своего внушительного состояния, накопившегося за многие годы правления.

Перевороты в южной части Африки были крайне редки. Новое правительство Зимбабве будет стремиться защищать статус гражданского суверенитета и избегать санкций и дипломатических взысканий, обычно сопровождающих смены режимов. С момента помещения Мугабе под домашний арест, генералы настаивали на том, что действуют в его интересах и во благо государства, что вызвало широкое одобрение у населения.

Предполагается, что 75-летний Мнангагва, ветеран войны и бывший глава контрразведки, займет президентский пост на следующей неделе. Однако, он не является очевидным символом перемен. Правая рука Мугабе в течение многих лет, выпавший из обоймы только с ростом политического влияния Грейс, Мнангагва сам не свободен от подозрений во взяточничестве и нарушениях прав человека.

Члены правящей партии объявили о своей поддержке Мнангагва, хотя его инаугурация не будет автоматической, так как Мнангагва уже не вице-президент. Лично он, в своем единственном публичном обращении со времени начала кризиса, сделанном за час до отречения Мугабе, подтвердил свои намерения стать следующим президентом.

«Моя мечта – сопровождать всех зимбабвийцев в новой эре» – пишет кандидат в президенты. «В этом новом Зимбабве важно всем взяться за руки – таким образом, мы вместе приведем нацию к славе. Это не задача не только для одной партии Зану-ПФ, но для все народа Зимбабве».

Оппозиция надеется, что кто бы ни был следующим лидером, он обеспечит её вхождение во временное правительство, и что национальные выборы, намеченные на следующий август, состоятся по плану.

Зимбабвийцы знают, что изменения произошли, как вследствие борьбы за власть, так и благодаря недовольству населения коррумпированным диктаторским режимом. На один вечер они решили целиком отдаться празднованию той перемены, которую они уже надеялись застать – концу правления, определившего жизнь нескольких поколений.

Основано на материалах The Guardian

Эммерсон Мнангагва
Эммерсон Мнангагва

Другие материалы