Сергей Рыбаков: "Мы должны составить "красную книгу" объектов нематериального культурного наследия"

Гость программы "Трибуна" Сергей Рыбаков, заместитель председателя комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, сенатор от Владимирской области.

- В июне этого года во Владимире пройдет крупный парламентский форум "Историко-культурное наследие России". Кто в нем примет участие, какие секции ожидаются, и каких результатов вы от него ожидаете?

- Это не обычный региональный форум, а именно парламентский форум, который проводится под эгидой Совета Федерации раз в два года. С 2014 года форум получил прописку во Владимире. Мне это особенно приятно, потому что я представляю Владимирскую область. В отличие от многих других публичных широких мероприятий этот форум основан на очень конкретной повестке дня. По итогам форума принимается резолюция с предложениями, которые нужно реализовывать. Общая название, "шапка" форума – историко-культурное наследие, но у каждого форума есть своя тема. Прошлый форум был посвящен проблеме исторических поселений. Причем акцент был сделан на малых городах. Приезжали люди "с земли", из регионов, из районов, из разных городов, представители всех малых исторических поселений. В итоге были приняты серьезные изменения в законодательстве. В 73-м законе полностью была  заполнена лакуна, касающаяся исторических поселений. Раньше никакой законодательной базы, касающейся исторических поселений не было. Теперь есть понимание того, какие документы должны разрабатываться, что может быть предметом охраны. Первые исторические поселения уже оформляются и скоро получают свой статус. То есть эту проблему решили с помощью прошлого форума.

На этот раз форум будет называться "Наследие, традиции, ценности, взгляд в будущее". Будет как минимум три секции.

Первая посвящена памятникам истории и архитектуры. Это же не просто культура, это стык и культуры, и науки, и искусства, и очень даже земных вещей, таких как градостроительство, архитектура, земельные, имущественные вопросы. 73-й закон об охране культурного наследия очень постоянно меняется, он должен идти в ногу со временем.

Вторая секция будет посвящена книге. К сожалению, книга выпадает сейчас из функционального поля наших государственных органов. Роспечать хорошо работает в области поддержки издания книг, но это поддержка издательств. А работа с писателями, с писательскими союзами, проблема книгораспространения – это те важные вещи, которые часто остаются "неприкаянными". Пропаганда книги – очень важный вопрос. Мы сетуем на то, что стали меньше читать, но наша страна не должна терять это знамя самой читающей страны.

Следующая тема, которая прозвучит по-новому, – тема нематериального культурного наследия.

- Что подразумевается под этим термином? Какие проблемы на сегодня существуют?

- Сам термин для нас очень новый. В документах ЮНЕСКО и в международной практике он используется широко. У нас он используется, но законодательная база отсутствует. То есть мы до конца не понимаем, что это такое, как с ним работать. Нужна исследовательская работа. Мы интуитивно понимаем, что это фольклор, народные традиции, обычаи, обряды, танцы, песни, народные промыслы (не изделия, изготовленные в ходе народных промыслов, а технологии их изготовления, приемы, способы), кухня.

Это все, что связано с воспроизводством народной культуры и с народным творчеством. В нашей стране еще с советских времен сделано в этом направлении очень много. Но сейчас новые реалии. В силу объективного развития цивилизации, общества многие традиционные моменты уходят безвозвратно. Это можно говорить как о народных обрядах, традициях, песнях, танцах, фольклоре, так и о том, что является народным творчеством, о материальной культуре. Например, деревенские традиционные жилища - буквально на глазах тает традиционная деревянная застройка в малых городах центральной России, в деревнях, в селах. Приезжаешь в деревню, и самый красивый дом, который мог бы стать объектом культурного наследия, находится в самом плохом состоянии. Именно у него уже обвалилась крыша, и он скоро рухнет.

Очень многое нужно сделать в законодательном плане по нематериальному культурному наследию. Сейчас у нас такого нет закона. Важная проблема – создание единого реестра, где учтены были бы все объекты нематериального культурного наследия. Предварительная работа проводилась Министерством культуры, она проходила в рамках Домов народного творчества, которые составляли региональные каталоги нематериального культурного наследия. Российский фольклорный союз много для этого сделал, Институт искусствознания. Но единого документа, единого перечня по единой форме и единой методике пока нет.

- Для чего это нужно?

- Когда некоторые пытаются трактовать такой реестр как подобие реестра памятников истории и архитектуры, который у нас существует, я с ними в корне не соглашаюсь. Здесь задача другая. Самым удачным сравнением Красная книга. Мы должны составить некую "красную книгу" объектов нематериального культурного наследия. В "Красной книге" есть градация – это уже исчезло, это находится на грани исчезновения, это пока держится, но ему нужно срочно помочь, это вроде уже исправили. Наша задача не просто записать и наслаждаться этим. Задача – сохранить. Причем формы сохранения должны быть гибкими. В разных регионах кстати всё по-разному. На Северном Кавказе, на Белгородчине, в Сибири проблем меньше. А в Центральной России, в более урбанизированной, сконцентрированной в крупных городах зоне, в деревнях просто погибает всё.

Думаю, можно подключить к процессу туризм. Фольклорные ансамбли нуждаются наверное в выходе на сцену, в выступлениях перед туристами, в зарабатывании каких-то денег. Должен появиться смысл существования такого коллектива. Это очень серьезная кропотливая работа. Составление такого реестра помогло бы нам обратить внимание на те точки, к которым нужно приложить усилия.

- Будут ли ставиться вопросы языковой сохранности? Россия – огромная страна, здесь огромное количество народов, в том числе и так называемых малых народов. Есть языки, носителей которых остались считанные единицы. Будет ли подниматься этот вопрос?

- Безусловно. Мы понимаем, что язык в одной из своих ипостасей это не только средство коммуникации, это элемент культуры. Это создание продукта культуры, продукта многолетнего труда, традиций конкретного народа. Языки должны не просто фиксироваться, они должны жить, развиваться. Этот вопрос тоже входит в нематериальное культурное наследие.

Мы сейчас говорим о законах, о документах, о политике Минкультуры, которая в отношении памятников архитектуры закономерно часто бывает оградительной, запретительной - это нельзя сносить, это нужно сохранить. Мы придумываем массу ограничений, но, к сожалению, находится огромное количество пользователей культурных памятников, которые их нарушают. Есть 243 статья Уголовного кодекса за снос зарегистрированного памятника. Но и это не останавливает.

Есть неправильное понимание этой темы и во властных структурах, и в обществе. Я как соавтор изменений в 73-й закон нередко слышал: "Вы пытаетесь воздвигнуть административный барьер для собственников. Вы развиваться городу, мешаете развиваться бизнесу!"

Но что значит административный барьер, когда речь идет о национальном достоянии, попытке сохранить нашу идентичность, нашу память? Эта мысль еще не привита значительной части населения. Причем ситуация в последнее время ухудшается. Нет осознания того, что это наше общее дело, что это наше богатство, наше достояние.

Города с культурным, с историческим потенциалом - способ зарабатывания денег. Но почему каждый бизнесмен, который хочет снести старое здание, являющееся объектом культурного наследия, и построить вместо него новую коробку? Он не понимает, что если каждый так поступит, то в этот город просто потом больше никто не приедет. Но так далеко почему-то думать не хотят, каждый думает только о своем кусочке земли. Если памятники еще как-то удается сохранять, то фоновая застройка, общая среда исчезает. Так мы можем вообще исторические поселения потерять.


Другие материалы