Ирина Гехт: "Челябинск готов стать центром ядерной медицины"

Гость программы "Трибуна" заместитель председателя Комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природопользованию, сенатор от Челябинской области Ирина Гехт.

- Недавно представители Челябинской области в парламенте предложили перераспределять налоговые отчисления от продажи спиртного. В чем заключается эта инициатива, и как к ней отнеслись ваши коллеги?

- К этой идее мы пришли, когда в результате тех реорганизаций, которые прошли в рамках Росалкогольрегулирования (Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка, - прим. "ВК"), у нас были закрыты практически все заводы. Мы потеряли достаточно существенные средства в бюджете, которые шли от акцизов. Самым болезненным было закрытие "Балтики", которая давала в бюджет более 3 миллиардов. Это была существенная потеря для региона. Когда мы стали анализировать ситуацию, то выяснилось, что до определенного времени распределение акцизов на алкоголь и спиртосодержащую продукцию было в соответствии с потреблением субъекта, и это было справедливо. В принципе такое же распределение действует сейчас в отношении нефтепродуктов.

Но потом ситуация поменялась. Думаю, это было пролоббировано определенными компаниями. Сегодня налоги за все это потребление получают регионы, где производится эта продукция. На территории РФ всего 10 регионов, которые получают львиную долю с акцизов, которые платит население. Поэтому мы вышли с таким предложением распределять налоги в соответствии с количеством проданной в субъекте алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Сегодня внедренная система автоматизированного учета позволяет отслеживать, сколько было в продаже спиртного на территории того или иного субъекта. Мы понимали, что это революционное предложение вызовет недовольство тех субъектов, которые будут терять эти поступления. Тем не менее большинство субъектов нас поддержало - это порядка 46 субъектов, которые за счет такого перераспределения получают дополнительные доходы.

- Если налогоплательщик в конкретном регионе, например в Тульской области, покупает алкогольную продукцию, отчисления пойдут в бюджет Тульской области, а не того региона, который произвел алкогольную продукцию?

- Да. Но это не соревнование, кто больше выпьет, на самом деле это деньги, которые пойдут на здравоохранение, на систему реабилитации. Это предложение должно быть вынесено на уровень правительства для дальнейшей проработки и обсуждения. Это будет не 2016 год, поскольку бюджет уже сформирован. Но эти изменения приведут и к перераспределению трансфертов, которые пойдут и из федерального бюджета. Тем не менее это более справедливая система.

- Недавно в Совете Федерации успешно завершились дни Челябинской области, где много говорилось о способах сохранения окружающей среды, ведь Челябинская область –один из промышленных локомотивов РФ, только в самом Челябинске и вокруг него расположено порядка 20 крупных предприятий. О чем шла речь?

- Речь шал больше об агропродовольственной политике. Мы, взвесив все за и против, решили, что с сельским хозяйством наш промышленный регион справляется успешно, обеспечивая себя по основным видам продовольствия. Мы занимаем первое место в России по производству макарон, второе по производству мяса птицы, яиц. Таких лидирующих позиций у нас много по различным группам товаров. Конечно, были вопросы и предложения к Минсельхозу. Ключевым является вопрос экологии. Для жителей области эта тема порождает, в частности, радиационные фобии, связанные с последствиями аварии на производственном объединении "Маяк". Речь идет о накопленным экологическом ущербе, который понес регионе в силу его промышленного уклада. В Челябинске практически в каждом районе работает крупнейшее промышленное предприятие, которое вносит вклад в загрязнение окружающей среды. Рост числа дорог, автомобилей усугубляет ситуацию и приводит к тому, что впервые за многие годы над городом появился смог.

Ситуацию усугубил Коркинский угольный разрез, где начали гореть пласты. Его разработка заканчивается, и надо решать вопрос рекультивации. Мы это не сможем этого сделать самостоятельно - ни собственник, ни субъект. Нужна федеральная поддержка, чтобы решать эту колоссальную проблему. Коркинская шахта - самая глубокая яма в Европе. Ее рекультивация потребует не одного десятка миллиардов долларов

Ситуацию накалило планируемое строительство и разработка месторождений медных руд, которые находятся в 20 км от Челябинска. Недобросовестность общественных организаций, нагнетающих социальное напряжение, привела к тому, что население стало возмущаться. Мы выступили с инициативой, чтобы аналогичные крупные проекты проходили комплексную экологическую экспертизу, которая включала бы в себя все стадии производства. От вбитого колышка до конечной продукции, как это делает "Росатом" в отношении абсолютно всех своих производств. Законодательство об экологической экспертизе предполагает эту возможность, но только с 2018 года. Нас такая оттяжка по времени не устраивает, поэтому мы попросили, чтобы в отношении проектов, которые находятся в непосредственной близости от населенных пунктов, этот срок был сдвинут на 2017 год. Пока же проекты проходят комплексную  экологическую экспертизу по частям. Например, горно-обогатительный комбинат "Томенский" имеет экологическую экспертизу на выщелачивание, на хвостохранилище. Это все отдельно взятые части. Но каким образом это в целом повлияет на экологию города, здесь никто сказать не может. Проведя соответствующий конкурс, заказав такую комплексную экологическую экспертизу, которая будет готова к июню текущего года, мы узнаем, насколько это скажется на уровне загрязнения воздуха непосредственно в мегаполисе.

То есть область имеет накопленный экологический ущерб, и они должна быть включена в государственные программы с точки зрения ликвидации этого ущерба. Должны быть внесены изменения в законодательство, касающиеся прохождения комплексной экологической экспертизы для таких крупных проектов, которые на самом деле могут наносить вред экологии.

- Челябинская область известна как один из флагманов атомной промышленности в России. Помимо электроэнергии, помимо укрепления обороноспособности,  технологий, есть еще атомная медицина. Это медицинское направление развивают в области?

- Челябинская область стояла у истоков ядерной медицины, потому что у нас впервые на базе бюджетного учреждения появился позитронно-эмиссионный томограф, использующий как раз возможности ядерных разработок. Он появился как в Челябинске на базе онкологического диспансера, так и в Магнитогорске в аналогичном учреждении. Тогда это были первые установки в бюджетных организациях, до этого они были только в частных центрах, и для нужд государственной медицины не использовались в таком масштабе. По всей России их не больше 30, два из них в Челябинске, третий мы открываем в городе Снежинске совместно с "Росатомом" на основе государственно-частного партнерства.

Теперь и в Снежинске появится возможность проведения дополнительных исследований жителям Позитро́нно-эмиссио́нная томогра́фи Челябинской области, но и Екатеринбурга, Кургана. В Снежинске есть установка, так называемая нейтронная трубка, под воздействием которой очень эффективно лечение злокачественных образований, их определенной локализации.

К сожалению, мы не можем сертифицировать это оборудование, хотя эффективность его доказана, ведь сроки лечения сокращаются на 20-25%. Время дожития даже при поздней диагностике увеличивается до 3-5 лет на поздней стадия. Те же самые результаты у томских медиков.

Сертификация оборудования в соответствии с российским законодательством подразумевает три прибора, которые расставлены в разных больницах, и анализируется их воздействие. Но такая техника не может быть произведена в большем количестве. Она вообще не имеет аналогов. Мы предлагает оговорить специальные условия для сертификации такого оборудования, связанного с ядерными технологиями. Это совершенно другая история, которая не может быть распространена на обычное оборудование.

Кроме того, в Снежинске есть предприятие, на котором производятся радиофармпрепараты. Это средства, содержащие радиоактивные изотопы с нужной энергией излучения, которые позволяют лечить не только онкологические заболевания, но и диагностировать заболевания неврологического, кардиологического характера. Это завтрашний день медицины. Но мы столкнулись с проблемой лицензирования и таких препаратов. Мы хотим, чтобы в области, где есть кадры, есть научная база, производство радиофармпрепаратов, появился центр нейтронно-протонной терапии. Их единицы по всему миру. Это уникальные технологии, которые на базе расщепленного ядра позволяют воздействовать на опухоли достаточно глубокой локализации, не повреждая органов и тканей.

Это уникальные технологии, и сегодня, поскольку есть дорожная карта создания ядерной медицины в стране, Челябинск готов стать центром ядерной медицины и начать строительство у себя на основе государственно-частного партнерства совместно с корпорацией "Росатом" центра ионно-протонной терапии. Это будет уникальное учреждение. Владимир Владимирович Путин в своем послании как раз говорил о высокотехнологичной медицине и о том, что мы должны расширять ее внедрение, даже создавая федеральную составляющую, чтобы как можно больше людей получали возможность качественного лечения. Думаю, что ядерная медицина дает как раз такие возможности, и с точки зрения диагностики, и с точки зрения лечения.

Приведу цифру: имея в области два томографа, мы сегодня отмечаем, что потребность в этом аппарате есть у 30 тыс. пациентов. Мы даже на двух томографах в области можем пропустить порядка 5 тысяч. Имея такие прогрессивные наработки, мы все равно не обеспечиваем полностью потребность населения в этой услуге. Поэтому здесь мы попросили Совет Федерации поддержать инициативу области по созданию центра ядерной медицины и по внесению изменений в законодательство, касающееся и сертификации оборудования, и лицензирования радиофармпрепаратов.

- Такое оборудование должно находиться в непосредственной близости от высоких специалистов-ядерщиков в этой области, а в Челябинской области большое количество наукоградов, в том числе закрытых. Важно, что такие медицинские центры создаются именно на базе больших научных объединений, предприятий, институтов.

- Да, необходимо, чтобы  рядом были физики. В Озерске, допустим, мы готовим медиков именно по направлению ядерной медицины. Есть принципиальная позиция, есть кадры, есть база и есть возможности для производства всей линейки изотопов. Ведь сейчас мы их поставляем в европейские страны в виде полуфабрикатов, а получаем в виде готовых препаратов совершенно по другой цене. Однако мы в состоянии обеспечить всех необходимыми исследованиями и лечением.

- Вопрос к вам как к заместителю председателя комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию – вопрос нецелевого использования сельскохозяйственных земель. Что можно сейчас с этим сделать?

- Сегодняшнее законодательство в отношении земель предполагает, что земля может быть изъята в случае, если три года она не использовалась по назначению, при этом не учитывалось еще два года, которые давались на введение этой земли в оборот. Плюс закон предусматривал такую лазейку, как переоформление земли на другое юрлицо или физлицо, и эти сроки начинались заново. Мы уже выходили с соответствующими поправками в закон, где предлагали сократить сроки до двух лет –год на введение и год на начало обработки этой земли без возможности ее переоформления. К сожалению, нам не удалось провести тот закон через Госдуму, где аргументация была в том, что мы нарушаем права землевладельцев. Хотя несколько депутатов меня поддержали.

Мы же понимаем, когда и за сколько эти земли покупались, и как они используются сейчас, в качестве некой инвестиционной составляющей или залоговой в банках, тем не менее много земель не используется.

Послание президента Федеральному Собранию ключевым образом поменяло ситуацию. Он достаточно жестко сказал, что сегодня сельское хозяйство показывает динамику роста в отношении даже других отраслей промышленности, поэтому нам необходимо до 2020 года полностью обеспечить себя отечественными качественными продуктами, экологически чистыми, а для этого нужно введение в оборот миллионов гектаров пашен. Для этого надо изымать земли у тех землевладельцев, которые не используют их по назначению, и отдавать ее на аукционах тем, кто готов ее обрабатывать и выращивать там продукцию. Есть поручение до 1 июня 2016 года подготовить соответствующие поправки в закон. Сегодня создана рабочая группа. Думаю, в течение этого месяца соответствующие поправки будут подготовлены и внесены в Госдуму. Надеюсь, те порядка 40 млн га неиспользуемых в сельском хозяйстве земель будут постепенно возвращаться в сельскохозяйственный оборот.

- Мы это почувствуем в магазинах?

- Безусловно. Мы с гордостью говорим о том, что пшеница вновь стала экспортным товаром. Естественно, что возможности расширения площадей дают возможность производителям продавать ее за рубеж и нам получать соответствующую продукцию.


Другие материалы