Ильяс Умаханов: «От того, что произошло между Россией и Турцией, страдали и Азербайджан, и Казахстан, и Киргизия»

Вчера ведущий программы «Трибуна» Владимир Нестеров побывал в гостях у заместителя председателя Совета Федерации, представителя от исполнительного органа государственной власти Республики Дагестан Ильяса Умаханова.

- Весенняя сессия Совета Федерации завершилась заседанием, на котором было рассмотрено рекордное количество вопросов. Какие законопроекты, на ваш взгляд, заслуживают особого внимания?

- Последняя сессия была рекордной не только по количеству вопросов, которые были на ней рассмотрены, но и, наверное, по остроте и профессионализму обсуждения целой группы вопросов. До сих пор и в прессе, и в экспертном сообществе идет обсуждение пакета законов по антитеррористической деятельности. Целый ряд положений по региональной политике будут не только предметом обсуждения в профессиональном сообществе - предполагается проведение отдельного расширенного заседания Совета безопасности, где эта группа вопросов будет предметно рассмотрена, и мы ожидаем даже соответствующего указа президента.

В целом, наверное, запоминаются те законы, которые востребованы обществом, которые непосредственно влияют на настроение людей, на их положение, на умонастроения. В этой связи не могу не вспомнить известный закон, связанный с банковскими коллекторами и с микрофинансовыми организациями, и закон о рыболовстве, который дал широкий простор для упорядочения работы в этой сфере и открыл шлюзы для привлечения максимальных инвестиций в рыбную отрасль.

Я недавно был на Камчатке и сал свидетелем тому, как закон работает. Как раз во время моего пребывания там было арестовано шесть крупных судов, которые, невзирая на действия положения закона, позволили себе дрифтерный лов. Вот эти законы, конечно, запомнятся. Они уже начали работать и дали уже необходимый и правовой, и политический, и экономический эффект.

- Одной из главных внешнеполитических новостей последних недель стало потепление в российско-турецких отношениях. По вашему мнению, удастся ли вернуться к полноценному сотрудничеству между Россией и Турцией?

- Для этого понадобится время. Разрушить можно быстро, а на восстановление всегда уходит гораздо больше времени и усилий. Это в том числе и вопрос доверительности отношений, которые складываются, в первую очередь, между первыми лицами наших государств.

Это потребует времени, и быстро эффект мы не увидим. Интерес российского туриста к Турции сохраняется. Возобновление турпотока станет важным общественным сигналом к тому, что отношения между двумя странами постепенно восстанавливаются и в том формате, и в том объеме, каковыми они были до преступного инцидента с российским самолетом и с российскими летчиками.

- Как вы считаете, тех шагов, которые сейчас уже предприняла Турция, достаточно для возобновления полноценного диалога?

- Это все-таки формальные признаки потепления. Эти условия выдвигались российской стороной в политико-правовой сфере и на уровне руководителей двух стран. Турецкой стороне придется заново открывать отели -  многие из них закрылись, нарушена инфраструктура взаимодействия между коммерческими структурами. Причем все происходит в середине года, когда все планы соответствующих фирм и компаний уже сверстаны.

- Какую роль сыграл президент Азербайджана Ильхам Алиев в налаживании диалога между Москвой и Анкарой?

- Закрытое изящество дипломатии, наверное, заключается и в том, что мы наверняка ничего говорить не можем. Учитывая активность, которую проявлял и Ильхам Гейдарович Алиев, и целый ряд руководителей среднеазиатских республик для того, чтобы нормализовать российско-турецкие отношения, вполне можно допустить, что эти усилия повлияли на конечные решения турецкой стороны. От того, что произошло, страдали все - и Азербайджан, и Казахстан, и Киргизия, и другие государства. Нормализация отношений отвечала интересам всех государств, не только России и Турции, но и наших ближайших соседей и партнеров.

- Недавно на российско-азербайджанской границе началось строительство моста через реку Самур. Финансирование строительства происходит большей частью за счет Азербайджана. Каково значение этого моста?

- Финансирование строительства моста идет в рамках договоренностей, которые были достигнуты между нашими ведомствами, которые занимаются этим объектом. Это очень важное и долгожданное решение, поскольку на него завязан целый ряд проектов.

Мы можем долго говорить об импортозамещении, имея в виду широкие, мощные поставки сельскохозяйственной продукции из Азербайджана в РФ, но этого не произойдет, пока мы не решим логистические проблемы. Бутылочное сужение дороги, которое приводит иногда к транспортному коллапсу, было одним из главных препятствий для доставки высококачественной продукции из Азербайджана в РФ, особенно в ее центральные регионы.

Кроме того, строительство моста имеет важное символическое значение, потому что этот мост связывает два братских народа, которые традиционно не имели сложностей в перемещении - и по ту, и по другую сторону живут родственники. Поэтому строительство и быстрый пуск путепровода будет иметь и очень большое гуманитарное значение.

- Продолжим обсуждать каспийский регион. Изменилась ли динамика взаимоотношений между Россией и Ираном после снятия санкций с этого ближневосточного государства? Какие открывшиеся направления в сотрудничестве вам кажутся наиболее перспективными?

- Мы и в предыдущие годы работали в достаточно плотном взаимодействии с иранскими коллегами. Активно работало посольство Ирана в Москве. У нас и сегодня очень тесные контакты с руководством посольства. Но в последнее время активность и глубину контактов на разных площадках. Посол Ирана господин Санаи говорил, что практически не бывает недели, чтобы какая-то высокопоставленная делегация российских министерств и ведомств не находилась в Иране, а кто-то из иранских высокопоставленных чиновников не находился в РФ. Это свидетельствует о качественно новой динамике и интенсивности нашего сотрудничества.

Два месяца назад здесь находился и председатель парламента Ирана господин Лариджани. Мы ждали пока завершится процедура формирования руководящих органов, теперь он переизбран на этот пост. Иранские коллеги подтвердили приглашение спикеру Совет федерации Валентине Ивановне Матвиенко посетить Иран. Предположительно, это будет ноябрь. Мы по дипломатическим каналам уточняем сейчас некоторые нюансы. Повестка дня будет включать широкий круг вопросов и станет продолжением бесед, которые велись в Москве между руководителями двух парламентов - это и вопросы международной повестки дня, это и вопросы законодательного обеспечения активизации всестороннего расширения нашего экономического сотрудничества, это региональные вопросы в том числе, это и Каспий, и его правовой статус, и многое другое.

- Давайте поговорим о создании торгово-экономического пространства Евразии, с участием государств ЕАЭС, Китая, Ирана и партнеров по СНГ. Сможет ли эта идея воплотиться в реальность в обозримом будущем, на ваш взгляд? Если да, какие выгоды мы можем ожидать от ее воплощения?

- Это мировой тренд - создание крупных экономических, торгово-экономических объединений. Нет ничего удивительного в том, что государства, которые столетиями связывало единое экономическое пространство в рамках СССР и до Советского Союза, ищут пути для того, чтобы максимального эффективно выстраивать свою экономику. Пессимизм, который появился в связи с ухудшившейся мировой конъюнктурой, мне кажется временным. Перспектива и главный, магистральный путь развития – объединение наших стран на добровольной, равноправной основе, а таковым является ЕАЭС. Именно по этой причине интерес к этому объединению постоянно растет. Это и количество стран, и объем тех договоренностей, на который целый ряд государств готовы пойти. Там механизм принятия решений, понятный, прозрачный, равноправный. Это заметно отличает Евразийский союз от других объединений, которые уже существуют и которые под эгидой США формируются, где главная отличительная черта – закрытый характер этих объединений, когда отсекаются такие государства как Китай, Россия и многие другие страны.

Мы можем рассчитывать, что в ближайшее время контуры нашей организации достаточно сильно расширятся. Я вспоминаю одно из первых заседаний интеграционного клуба, когда, светлой памяти, Евгений Максимович Примаков как раз и выдвинул тезис о разноскоростной и разноуровневой интеграции. Эта формула позволяет найти возможность каждой из этих стран сформировать свою нишу сотрудничества с Евразийским союзом и, может быть, с отдельно взятыми странами, которые в Евразийский союз входят.

- Вы упомянули интеграционный клуб, который активно действует при председателе Совета Федерации в верхней палате российского парламента. Какие его мероприятия прошли в этом году, и что планируются на вторую половину года?

- Интеграционный клуб в классическом понимании уже перерос себя. Часть мероприятий проводится с участием клуба с МГУ, с МГИМО, с зарубежными экспертами. Мы недавно обсуждали в Астане вопросы транспортных коридоров между Китаем, Россией и Казахстаном, имея в виду юридические правовые нормы, которые уже сегодня стоит обсуждать, чтобы этот проект как можно скорее был реализован.

Огромный интерес по-прежнему вызывают вопросы, связанные с гуманитарным сотрудничеством, с созданием, если не единого информационного пространства, то механизмов, которые будут сближать наши народы через гуманитарное сотрудничество, через СМИ, через создание совместных фильмов, через написание совместных учебников по истории. И, наверное, мы все же вернемся к вопросу интеграции интеграций с учетом возросшего интереса целого ряда государств к работе по их подключению к ЕАЭС.

-  В июне в столице Казахстана прошел международный форум, конференция "Религии против терроризма, в работе которого приняли участие 63 делегации из 41 страны. Какие идеи, прозвучавшие на форуме, вам кажутся наиболее продуктивными, наиболее внедримыми в нашу жизнь?

- Отличительной чертой форума стало то, что под одной крышей собрались законодатели, включая спикеров парламентов, политики, представители силового блока, экспертного сообщества, СМИ. Это показало, что без объединения усилий в рамках национальных границ представителей различных общественных групп и профессиональных групп, решить проблемы невозможно. Все согласились, что невозможно победить терроризм без объединения усилий разных стран и разных государств. Пока мы не перестанем делить террористов на своих и чужих, на хороших и плохих, каждый раз будут возникать эксцессы, которые не ограждают ни одну страну как бы далеко она не находилась, какие бы океаны не отделяли ее от очагов террористической активности. На сегодняшний день это, к сожалению, и Сирия, и ряд стран Ближнего и Среднего Востока. Мы видим, что это было и в Саудовской Аравии, которая предпринимает усилия, чтобы предотвратить такого рода теракты, но они тем не менее происходят.

Это вызывает особую озабоченность и тревогу на фоне предстоящего хаджа, когда сотни  тысяч и миллионы людей соберутся на святых местах.

- Вы являетесь уполномоченным по делам хаджа в России. Расскажите о подготовке паломничества наших мусульман к святым местам.

- Мы уже провели целый ряд подготовительных совещаний. Впервые провели такое совещание в Крыму, оно было очень представительным. Обсуждались не только технологические вопросы подготовки хаджа, но и была проведена конференция "Ислам против терроризма", в которой приняли практически все муфтии, входящие в состав Совета по делам хаджа. Было проведено специальное заседание комиссии правительства РФ по делам религиозных объединений, ее возглавляет  заместитель председателя правительства Сергей Эдуардович Приходько.

20 июля будет очередное совещание туроператоров, поэтому работа идет в плановом режиме во взаимодействии с саудовскими властями. Мы активно сотрудничаем с посольством.

В связи с курсовым колебанием рубля к доллару количество паломников может быть меньше. С другой стороны инфраструктура в Мекке еще не полностью восстановлена после реконструкции, чтобы принять прежнее количество паломников со всего мира. Поэтому в этом году действует ограничение на 20%. В этом году мы делаем особенный акцент на безопасном пребывании наших паломников на святой земле.

- Недавно во Владимире прошел VI парламентский форум, посвященный историко-культурному наследию России, и большое внимание было уделено нематериальному культурному наследию. Что подразумевается под этим термином? И нужен ли, на ваш взгляд закон, защищающий нематериальное духовное наследие?

- У нас и до этого не было никаких сомнений, что эта сфера должна подпадать под правовое регулирование, но сегодня по итогам владимирского форума, на котором были приняты рекомендации, зафиксировано прямое поручение Федеральному Собранию активизировать работу по подготовке соответствующего законодательного акта. Несколько лет назад ЮНЕСКО приняла конвенцию о защите нематериального духовного наследия, и в целом ряде государств отдельные вкрапления в законодательство, которое регулирует эту сферу, присутствуют. Наша задача максимально изучить положительный опыт, который есть за рубежом, максимально использовать  и адаптировать его под наши условия.

У нас богатейшее нематериальное наследие, оно включает и песни и пословицы, обычаи, культуру и много многое другое, которое в прямом смысле не подпадает под понятие исторического наследия в таком привычном понимании – культовые сооружения, памятники. Поэтому предстоит большая работа и отличительная черта владимирского форума заключается еще и в том, что готовясь всякий раз к очередному форуму, заседанию, мы готовим мониторинг, что было сделано и выполнено из тех рекомендаций, которые были зафиксированы на предыдущих заседаниях. Поэтому эта работа будет продолжаться. Эта работа будет поставлена на контроль и в Совете Федерации, я уверен, что как только новый состав Госдумы приступит к работе, они тоже активно к этому подключатся.

- Вы в Верхней палате возглавляете Совет по вопросам интеллектуальной собственности? Что в этом направлении планируется сделать?

- Я возглавил совет недавно, в конце февраля прошло его расширенное заседание, где речь шла о редакции закона о патентных доверенных. Создана рабочая группа при совете, ее возглавляет Лилия Саловатовна Гумерова. Мы реализовали договоренность с немецкими партнерами о том, что рабочая группа совершит визит в Германию и изучит опыт, который есть в Германии. Надо признать, что наиболее продвинутыми в этой сфере являются Германия, Китай, отчасти Индия, и опыт наших немецких друзей нам представляется весьма важным и полезным. В самое ближайшее время мы выйдем с соответствующим проектом закона.

- Совет Федерации уделяет много внимания развитию старейшего санаторно-курортного комплекса на российском Кавказе – Кисловодского парка, и курортам Северного Кавказа в целом. Как идет работа по восстановлению жемчужин Северного Кавказа?

- Эта работа многоплановая, мы объединяем усилия с правительством Российской Федерации, с министерством по делам Северного Кавказа, с госкорпорацией "Курорты Северного Кавказа", но есть и наш собственный уровень ответственности, который связан с принятием отдельного закона о Кавказских Минеральных Водах. Закон создаст необходимую правовую базу для того, чтобы реализовать очень многие инициативы, которые просто кричат и просятся, чтобы прийти и в Кисловодск, и в Ессентуки, и в Железноводск, и другие курорты Северного Кавказа. Недавно вышло постановление правительства Российской Федерации о придании Кисловодскому курортному парку статуса национального. Это в корне меняет возможности и его финансирования, и рекультивации, и урегулирования целого ряда спорных вопросов, вызванных попытками растащить парк на части.

16 июля в Кисловодске по инициативе Валентины Ивановны Матвиенко при поддержке депутатов Госдумы, членов Совета Федерации – Александра Канокова, Михаила Афанасова, Джамала Гасанова – в центре Кисловодска на Курортном бульваре пройдет крупное мероприятие. Там будет открыт большой цветомузыкальный фонтан, благоустроена центральная площадь, открыты знаковые объекты, включая лестницу, колоннаду. Туда намеревается приехать руководитель Росимущества, губернатор. Это станет мотивацией для того, чтобы еще активнее работать в этом направлении.

- Ильяс Магомед-Саламович, вы совсем недавно вернулись из поездки по Сибири и Дальнему Востоку. Расскажите о своих впечатлениях, о положении дел в этих регионах.

- Главный вывод, который я вынес – неплохо бы было почаще ездить по своей стране. Я нахожусь под большим впечатлением от встреч с людьми, от богатейшей истории областей, краев, республик, от неповторимой природы. Это и Республика Алтай, и Камчатка, и Алтайский край. Несколько лет назад, мы взяли курс на то, чтобы проводить выездные заседания в разных регионах Российской Федерации, поскольку это позволяет на месте почувствовать пульс жизни нашего народа и наших регионов. Целью любой поездки членов Совета Федерации, комитетов, комиссий, руководства является оказание помощи и содействие, а не контроль над тем, кто как выполняет свои служебные обязанности – для этого есть другие структуры и другие органы власти. Но мне кажется, это тоже стимулирует, это повышает ответственность органов власти всех уровней.

 


Другие материалы