Арнольд Тулохонов: "Практически все союзные республики строили или были шефами станций вдоль трассы БАМа"

Гость программы "Трибуна" член комитета Совета Федерации по международным делам, сенатор от Республики Бурятия, заслуженный деятель науки РФ, доктор географических наук, профессор, член-корреспондент Российской Академии наук, автор сотен научных трудов Арнольд Тулохонов.

- Cейчас много говорят о возобновлении социо-культурных, экономических связей со странами постсоветского пространства. Какие шаги предпринимаются  в этом направлении Комитетом по международным делам? 

- Наша страна соседствует 14 государствами, с четырьмя конфессиями, потому мы должны на своих границах реализовывать диверсификационную политику. Среди наших соседей есть три государства, которые представляют особый интерес с точки зрения географии. Протяженность границы с Казахстаном тысяч километров, с Китаем -4 тысячи, с Монголией - 3 тысячи. У нас сложные отношения с Западом, и Россия уже лет 10-15 разворачивается на Восток. В АТР для нас важен не только Китай, но и Вьетнам как интенсивно развивающаяся экономика. Я выдвинул идею создать Ассоциацию парламентов северо-восточных стран Азии. Это Россия, Монголия, Китай, Казахстан, Япония и две Кореи. Существует ассоциации городов, ассоциации женщин Северо-Восточной Азии. Почему бы парламентариям ни создать такое объаединение, где можно было бы говорить не о политике, а о народах, о дружбе. Американцы создают Азиатско-Тихоокеанское партнерство. Оно обходится без России и Китая обходится, но куда вошел Вьетнам. И мы должны все время проповедовать, развивать идеи сотрудничества выгодные для нас и наших партнеров. Необходимо развивать приграничное сотрудничество регионов, субъектов и даже муниципалитетов, а не просто связи между Пекином и Москвой или Улан-Батором и Москвой.

- Между Россией и Казахстаном самая длинная сухопутная граница в мире. Существуют же межрегиональные форумы, которые проходят на ежегодной основе. Речь идет о подобных форумах и с другими странами?

- Это организационная часть. А вот конкретный пример. Город Хэйхэ находится на китайской стороне Амура, а на Благовещенск – на российской. Недавно китайцы снимали фильм, и они не могли найти в Хэйхэ старую китайскую фанзу, пришлось делать декорацию. А на нашей стороне как были эти деревянные избушки в Благовещенске, Забайкальске, так и остались.

За счет чего развивается Китай? За счет нашего леса, за счет нашего экспорта, за счет денег наших туристов. Китайская сторона на уровне муниципалитетов, субъектов решает свои проблемы автоматически, а мы продажу каждого бревна должны согласовывать с Москвой. В таких условиях мы никогда не сможем стать богатой страной. 10 лет веду работу по закону "О приграничном сотрудничестве". Первый его вариант Москва отклонила, увидев в нем сепаратизм. Какой сепаратизм, когда я хочу торговать и развивать экономику своего региона!? Последний вариант, который нам будет предлагать сейчас правительство, я еще не видел. Но я буду резко протестовать, если там опять будет централизация торговли как основа решения приграничных проблем.

- Каково ваше отношение к миграционным процессам, которые происходят и в регионе, в том числе в рамках Евразийского экономического союза?

- ШОС, БРИКС, ОДКБ, Евразийский экономический союз нужны России, особенно на фоне тех политических тенденций, которые сейчас есть на Западе. Но ни в одном из этих объединений нет научного сегмента. Я видел состав 17 комитетов ЕАЭС. Там нет комитета по науке. Как можно решать эти проблемы без комитета по науке? Там нет комитета по природоохранным вопросам. А у нас огромное количество проблем. Иртыш, Амур – трансграничные реки, верховья которых находятся в Китае, который отводит воды истоков рек, использует их в других целях. Это требует научного обоснования. Есть проблема опустынивания Великой степи, которая идет от Карпат до Хингана. Мы должны решать эти проблемы сообща. Мы в Париже на саммите подписали декларацию о парниковом эффекте, а это огромные деньги с точки зрения экономики. Мы подписали обязательство сократить выбросы. А куда выбросы деваются? Они должны ассимилироваться. Это все очень важно.

- Арнольд Кириллович, мы с вами находимся на "Вестнике Кавказа", а вы представляете Бурятию. Что может объединять такой регион как Кавказ и такую республику как Бурятия?

- В ноябре в День милиции мы с делегацией членов Совета Федерации и Госдумы посетили в Дагестане места дислокации нашего отряда по борьбе с терроризмом, познакомились с руководством республики, что имело колоссальный эффект для нас самих, для наших сотрудников МВД. Это прямой контакт, прямой факт решения одной маленькой задачи. Это первое.

Второй момент. Недавно я написал информационную записку руководству Совета Федерации о том, что у нас ведется не совсем корректная информационная политика в области международного сотрудничества, межнациональных отношений. Мы говорим, что у нас все плохо, что у нас есть везде проблемы. Но давайте уже говорить о хорошем. Таких примеров в истории было намного больше. В 1966 году поступал в Иркутский университет, и у нас походили Дни Эстонии. Тогда я впервые видел оркестр Густава Эрнесакса, впервые видел, как поет Георг Отс, впервые видел, как Пауль Керес играет в шахматы на улицах Иркутска. Это пример дружбы меду народами.

У нас сейчас отмечается маленький юбилей на БАМе, в этой связи хорошо было поставить памятник Гейдару Алиеву на станции Ангоя. Практически все союзные республики строили или были шефами станций вдоль трассы БАМа. Нию строили грузины, Ангою в Бурятии строили азербайджанцы. Мы великолепно помним, как в 1983 году Гейдар Алиев в ранге первого вице-премьера правительства приезжал на БАМ и курировал эту стройку, помогал нам в решении многих-многих вопросов. В знак памяти о тридцатипятилетии прихода первого поезда на станцию Ангоя нужно поставит памятник или бюст Гейдара Алиева, а потом пригласить на открытие его семью, азербайджанскую диаспору. Таким можно сделать смычку между Кавказом и Бурятией, Байкалом и другими регионами, народами, которые работают и живут на БАМе.

- У нас есть традиционная рубрика "От Камчатского края до Калининградской области", она посвященная туризму. Бурятия - очень красивый регион, с очень интересной географией. Может быть, расскажете буквально несколько слов?

- Я не люблю, когда люди, рассуждая о туризме, используют термин "уникальный" – у нас ведь каждое место уникальное, нигде не повторяется. Поэтому мы этот эпитет отбросим и поговорим о том, что будет интересным. В первую очередь, Бурятия - стык культур и религий: Восток-Запад, буддизм-христианство. Именно на Байкале находится эта зона сочленения этих культур. Бурятия - центр буддийской религии. Буддийская религия - это религия ненасилия. Махатма Ганди всегда говорил: не надо использовать силу, только через дружбу, покаяние и понимание культур мы можем решать все свои проблемы.

В Бурятии находится рубеж российского Востока. Именно здесь были подписаны Айгунский договор, Кяхтинский договор, Нерчинский договор, которые сформировали современную позицию наших отношений с Китаем. Здесь были великие послы Федор Головин, Николай Спафарий, Савва Рагузинский-Владиславич. Эти послы во многом сделали нашу страну такой большой на Востоке.

Мы говорим о великих географических экспедициях Потанина, Пржевальского, Козлова. Это ведь были военные разведчики, которые расширяли зону влияния России на Востоке, а заодно они исследовали природу и дали нам уникальные сведения о том, какой был Байкал сто лет назад, какие там были люди, традиции, обычаи. Это все наша с вами культура, и мы об этом чаще должны говорить, потому что без знания истории нет понимания будущего.


Другие материалы