Андрей Соболев: "Баку – пример того, как можно организовать жизнь"

Гость программы "Трибуна" член комитета Совета Федерации по образованию, науке и культуре, бард Андрей Соболев.  В верхней палате российского парламента он представляет город федерального значения Севастополь.

- Андрей Николаевич, вы находитесь в поэтической переписке с турецким поэтом Хюсейном Хайдаром, который написал стихотворение-извинение перед русским народом, посвященное трагедии со сбитым российским бомбардировщиком Су-24, гибели летчика Олега Пешкова и десантника, принимавшего в спасательной операции по эвакуации экипажа. Я зачитаю часть перевода этой поэмы Хюсейна Хайдара:

 

В дестанах и песнях прощенья молю

У Маяковского и у Горького

У Ивана советского, защитившего

От фашистов землю свою.

Прощенья прошу у героев страны,

У женщин, мужчин, стариков и детей,

От 23 миллионов погибших людей

И у Гагарина, свой подвиг свершившего,

И у брата советского, что руку нам подал

В нашей великой национальной войне…

… Я турецкий поэт Хюсейн Хайдар,

Признаю я вину, повернув свою голову к свету:

Я не смог от позора спасти свою страну,

Великий русский народ – извини меня за это!

Я, колени склонил, я прощенья прошу

У мамы Олега Пешкова…

Что вы ответили Хюсейну Хайдару?

- Я написал стихотворение:

Поэт колени преклонил, извинился – совесть гложет.

Не он бомбардировщик сбил, но промолчать поэт не может.

Прощенья просит он у всех, он ценит нас и почитает,

Берет чужой на душу грех, чужой позор своим считает.

Поэты с совестью в ладу, им Бог нашептывает в уши.

Они не отведут беду, но стыд поселят в чьи-то души.

Не дипломат, не депутат ответил за свою страну,

Поэт способен, говорят, строкой остановить войну.

И в этот раз он говорит, послужит ли слова примером?

Ну что ж – покаялся пиит, лишь президент молчит с премьером.

- На ваш взгляд, будет ли какое-то сближение? Владимир Путин в начале 2000-х годов совершил первый визит в Турцию в качестве главы государства за 30-40 лет. После этого началось интенсивное наращивание отношений, в котором одну из центральных главных ролей сыграл нынешний президент Реджеп Тайип Эрдоган. То, насколько у нас вырос товарооборот за эти годы, можно, наверное, назвать экономическим чудом. Вряд ли существуют такие две страны, которые бы так наращивали отношения. И вдруг тот удар в спину….

- Стамбул, на самом деле, красивейший город, город не одной цивилизации – это и христианство, это и эллины, и тюрки. В моем репертуаре есть песня "Хочется, ребята, в Стамбул", я написал ее три или четыре года назад. Действительно, это было место, где хорошо отдыхать.

Мы настолько были ассимилированы с туриндустрией Турции, что нельзя было представить себе иного отдыха (особенно для жителей северных, центральных России) кроме как в Турции. Это было очень удобно и выгодно. Турция получала огромные прибыли от этого. Мы почему-то считали, то ли в силу своей славянской ментальности, то ли советского образа мышления, что добрые дела добром и отзовутся. Но когда появился соблазн подзаработать на национализме (а ИГИЛ это именно бизнес на национализме), то господин Эрдоган в эту игру ввязался. Мое мнение. Нет того преступления, которое, как говорил Маркс, капитализм не совершил бы за 200% годовых. Там отступать уже было некуда, потому что мы перекрыли все потоки, навели порядок и наводим дальше. Но в том и заключается искусство политика, чтобы понимать, какие могут быть последствия от этой пощечины.

Теперь все отрезвляются. Но, как говорил Некрасов, "дело прочно, когда под ним струится кровь". Мы не мстительная нация, но как можно сегодня это простить одним росчерком пера? Слишком большие сдвиги произошли в политическом отношении. Я не хочу быть оракулом, но мне кажется, что пока находится этот господин у власти, вряд ли что-то изменится в этих людях. Пока мы не решим свои вопросы с главным держателем этого "карточного банка", у которого есть козыри, с господами из-за океана, до тех пор будут проблемы с Турцией. Кстати, будут и проблемы в Европе, проблемы на Востоке.

Поэтому мы должны все лучше и лучше работать, что мы, собственно, и демонстрируем сегодня, что бы ни говорили псевдолибералы, господа белоленточники. Я много сейчас езжу по стране в силу своей должности и положения, и вижу, что государство продвигается в нужном направлении, прикладывая неимоверные усилия. Я не видел ни одного губернатора, которого сегодня не за что было бы похвалить – все работают. Это главный козырь. А второй - наша дипломатическая миссия и наша политическая воля.

Как короток этот шаг от любви до ненависти. Обратная дорога бывает намного длиннее. Семь раз мы воевали. Восьмого раза не должно быть ни в коем случае.

- Слава Богу, есть такие люди, как Хюсейн Хайдар. Мы помним этот флэшмоб, студенты читали его стихи и на площади Таксим, и на набережной Босфора. Это говорит о том, что есть нормальные люди, которые стремятся к нормальным человеческим отношениям.

- Господь поэтов избирает для того, чтобы говорить людям правду. Главная поэтическая задача – не врать. В каждом народе есть поэты, литераторы, писатели, которые говорят правду. Дело политиков – отвлечься иногда от дел и послушать проповедников либо в стенах церквей, либо поэтов на общественных площадках. Давайте жить под бардовским лозунгом: "Вся власть поэтам". Давайте слушать тех, кто способен изложить понятно мысль и спрогнозировать.

Мы сегодня говорили Америке, не упоминая ее, поэтому я хочу спеть песню…

Удача мне выпала, братцы, 
Cудьба поиграла со мной. 
В заморские дали пробраться, 
И после вернуться домой. 
Но этот единственный случай 
На вывод наводит такой: 
Там лучше, там лучше, там лучше, 
Там лучше нам было б с тобой. 

Ко мне все с вопросами лезут, 
Уже устаю иногда. 
Что было в поездке полезным? 
Какая у янки еда? 
Меня ты вопросом не мучай, 
Не спрашивай о ерунде. 
Там лучше, там лучше, там лучше, 
Там лучше всегда и везде. 

А мне говорят, что природа, 
У нас красивее весьма. 
И что здоровее погода, 
Хотя холоднее зима. 
Возможно природа покруче, 
И круче нет нашей  зимы 
Там лучше, там лучше, там лучше, 
У зим не попросишь взаймы. 

Но мне улыбался там каждый, 
И я был улыбчив все дни. 
А кто я, откуда - неважно, 
Как друга встречали они. 
И месяц хожу уже тучей, 
Закончив заморский маршрут. 
Там лучше, там лучше, там лучше, 
Но родина, всё-таки, тут.

 
- Андрей Николаевич, знаю, что у вас есть песня и о Баку.

- Да, она рождена была на одном из фестивалей в Баку. Это было чудесное действо, проходившее в театре имени Рашида Бейбутова, это был знаменитейший голос, тенор. Он пел песни и на музыку армянского композитора, написанные русским поэтом, переведенные на азербайджанский язык. Это был феномен Советского Союза. Никто не спрашивал, какой национальности Рашид Бейбутов, его любили все женщины страны Советов.

Была команда КВН из Баку, капитаном которой был Юлий Гусман. Его брат работает в ТАСС. Это все Баку. Кара Караев, Ростропович, Ирина Аллегрова, Лариса Долина, вызвавшая, кстати, бурную реакцию, когда назвала песни, спетые бакинцами, не совсем бакинскими. Баку был лабораторией дружбы. Это был котел, где плавилось все. Там было Военно-морское училище, многие нынешние большие военно-морские начальники – выходцы из Каспийского училища. Я уже не говорю о нефтяниках, которые большим десантом поехали в Тюмень и осваивали там залежи природных ископаемых. Это все был Баку. Я не говорю уже о кухне, я не говорю о нашем любимце Поладе Бюльбюльоглы, нынешнем после [Азербайджана в Москве] - не было той радиоточки, из которой бы ни звучал его голос.

Муслим Магомаев был символом. Я помню его выступления на фестивале в Сопоте, в Польше. Там целая куча эстрадных артистов исполняла совершенно забойные эстрадные номера, рок-н-ролльные, а после этого вышел Муслим и спел "Вдоль по Питерской"… Что творилось со зрителями, с поляками!

Когда я приехал в Баку, я это все увидел своими глазами, во мне это все всколыхнулось, все это подтвердилось! Сегодня Баку – островок ностальгического примера, причем не просто, чтобы поплакать "как было здорово", а посмотреть на то, что мы потеряли, и сделать выводы, как можно организовать жизнь. Как там неплохо с архитектурой, с природой, с общепитом, и народ в принципе веселый и радостный, эпикурейский – все это Баку.

А песенка родилась к фестивалю, а посвящается она Джавиду Имамвердиеву. Это знаменитейший квнщик, сценарист, режиссер, автор-исполнитель, живущий в Баку, очень приятный человек.

Мы песню напишем еще не одну,

Нам это нетрудно, ребята,

И в песнях припомним былую страну,

В которой мы жили когда-то,

И счастью которой не знали цены,

И времени не было краше –

Не будет, увы, больше этой страны,

Лишь песни останутся наши.

И сколько их будет еще на веку,

Иные в безвестности канут,

Но песни, что пели с тобою в Баку,

Звучать в сердце не перестанут.

Мы жили любовью с тобою всегда,

Любви своей песней платили,

И скольким любимым за эти года

Мы песни свои посвятили.

Как вехи те песни, как шрамы порой,

Но больно нам было едва ли,

Любовь мы считали порою игрой,

Играючи, песни писали.

И сколько их будет еще на веку,

Иные в безвестности канут,

Но песни, что пели с тобою в Баку,

Звучать в сердце не перестанут.

Мир дальше несется, и петь нам с тобой

Нам с песней расстаться не выйдет,

И снова любовь позовет за собой,

Мир новую песню увидит.

В какие забросит нас песня края,

Нам петь у какого причала –

У песни у каждой дорога своя,

Дай Бог, чтобы с нашей совпала!

Ведь сколько их будет еще на веку,

Иные в безвестности канут,

Но песни, что пели с тобою в Баку,

Звучать в сердце не перестанут.

 


Другие материалы