Алексей Кондратьев: "Мы не цепляемся за Асада, мы поддерживаем сирийский народ"

В гостях у программы "Трибуна" член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Алексей Кондратьев. В верхней палате российского парламента он представляет Тамбовскую область.

- Недавно Совет Федерации принял поправки к закону о военно-техническом сотрудничестве РФ с иностранными государствами. Как эти поправки влияют на наш экспорт вооружений - одну из безусловных статей доходов России?

- Закон за 10 лет в сфере производства продукции военного назначения и ее реализации произошли определенные изменения. Предприятия, выпускающие продукцию военного назначения, поменяли статус, формы собственности. Какие-то предприятия перешли в сектор госкорпораций, которые достаточно жестко регламентированы определенными параметрами и в законодательной, и в технической сфере. Небольшие производства, участвующие в гособоронзаказе либо в форме предприятий, выпускающих продукцию военного назначения, либо участвующие в выпуске запасных частей, материалов, исходных продуктов для производства продукции военного назначения как дочерние предприятия, перешли на новый этап развития в связи с увеличением объемов гособоронзаказа. Поэтому необходимо в кратчайшие сроки от гособоронзаказа на производство конкретных видов вооружений или технических средств до этапов реализации этой произведенной продукции сократить период от разработки оперативно-тактического задания или технического задания на тот или иной материал до конкретного получения финансовых средств за ее реализацию. Чтобы сократить этот процесс с учетом форм собственности и были внесены поправки в законодательство.

Эти поправки дают возможность предприятиям, участвующим в гособоронзаказе, самостоятельно реализовывать произведенную продукцию на основе заключенных контрактов с заинтересованными сторонами. Особенностью этих поправок является то, что те предприятия, которые уже участвовали в гособоронзаказе и реализовывали за границу продукцию военного назначения, обязаны выполнить свои контрактные обязательства. В этом процессе могут участвовать только те предприятия, где доля государственного участия составляет 51% и более процентов акций.

- Где государство имеет контрольный пакет?

- Однозначно. За коммерческой деятельностью предприятия по реализации продукции военного назначения государство обязано сохранить контроль. Это на сегодняшний день главное условие. Поправки в закон оптимизируют издержки, прежде всего, временного и процессуального характера и расширяют возможности компаний в разы быстрее оформлять заказы, в том числе и от наших иностранных партнеров для реализации своих возможностей.

- Иными словами, вы даете возможностей компаниям быстрее реализовывать свою продукцию, наращивать объемы, выходить на разные рынки?

- Продукция оборонного характера носит определенные ограничения в номенклатуре товара. Люди, участвующие в таких мероприятиях как поиск партнеров за рубежом заранее отслеживают, когда будут какие-то контракты на поставку танков, ракет, стрелкового вооружения и так далее. Они, понимая, что зарубежные партнеры будут обращаться с просьбами на производство не только к нам, но и к нашим вероятным друзьям и в США, и в других крупных государствах, производящих вооружение, заранее ищут эти заказы. Под эти заказы они заранее готовят производственную базу, цеха, закупают оборудование, создают запасы материалов, готовят квалифицированных рабочих. Когда происходят торги и заключаются договоры на то, чтобы производить именно наше вооружение, эти предприятия находятся в выгодном положении именно из-за того, что уже готовы производить в кратчайшие сроки для удовлетворения потребностей государств-заказчиков необходимые виды вооружений. Такова специфика этого бизнеса. Когда предприятиям предоставлено право самостоятельно подстраиваться под условия этого рынка, мы даем возможность им развиваться. Ведь на предприятиях работают люди, они получают зарплату, кормят семьи, дают доход с продажи вооружения в госказну. Этот доход идет в том числе и на социальное развитие нашего общества.

- Алексей Владимирович, вы недавно побывали в Сирии. В чем состояла ваша миссия?

- Наш комитет отслеживает все, что происходит сегодня в геополитически важном регионе. По заданию руководителя нашего комитета Виктора Алексеевича Озерова побывал на нашей авиабазе "Хмеймим" - нужно было посмотреть, как наши военнослужащие выполняют боевые задачи по борьбе с терроризмом. Руководство Министерства обороны создало хорошие бытовые условия для личного состава на территории базы, и главное – созданы необходимые условия для выполнения боевых задач. Боевая нагрузка на наших летчиков очень серьезная - по 3-4 боевых вылета в сутки. Постоянно взлетают и садятся самолеты, беспилотные летательные аппараты, их приходится обслуживать, заряжать, заправлять, организовывать процесс выполнения боевых задач таким образом, чтобы исключить летные происшествия, возможные потери в случае боевых контактов с противоборствующей стороной. Никто же не исключил возможности обстрела средствами ПВО со стороны боевиков при заходе на посадку, при взлете, при выполнении задач на маршруте.

Хочется сказать слова огромной благодарности командующему нашего контингента, его заместителям, руководителями структурных подразделений. Все сделано по последнему слову технической моды. Люди живут не в палатках, а в домиках контейнерного типа. Созданы все условия и в плане социально-бытового обслуживания. Столовая изумительная. Своя хлебопекарня. Разнообразный набор блюд. Не как 20-30 лет назад в Афганистане, в Чечне – первое и второе и все. Сейчас в меню три первых блюда, несколько видов второго, своя выпечка. Налажена работа войсковых магазинов, система военторга, где можно купить все, даже безалкогольное пиво, наборы для мелкого ремонта обмундирования. Работают швейная и прачечная. Пункт медицинского отряда специального назначения оборудован по последнему писку медицинского снабжения. Есть все, начиная от реанимационной и заканчивая возможностями проведения достаточно серьезных операций. Диагностическая техника, одна из самых соверменных.

Наш контингент на территории Сирии находится в достаточно комфортных условиях. Конечно, не заменить прямое общение с Родиной телепередачами или фильмами, но работает и свое телевидение, приезжают различные творческие коллективы. Благодаря поддержке сенатора Юлии Владимировны Вепринцевой мы привозили туда артистов Тульской филармонии, выступали там, выезжали на блокпосты. Морпехи на блокпостах были впечатлены выступлениями артистов.

Если бы не действия Военно-космических сил нашей армии, исход событий в Сирии был бы заранее предсказуем. Ее бы уже не было как государства. Был бы анклав, разбитый на разные участки, контролируемые теми или иным бандгруппами, как в соседней Ливии. Сегодня восстанавливается государственная территория, возвращается государственная власть на территории, которые почти четыре года контролировали боевики. Зверства вот людей, которые сегодня пытаются диктовать свою волю всему миру, это кошмар образца гитлеровского нашествия. Людям отрезали головы, вспарывали животы, убивали детей, беременных, насиловали женщин, хотя с точки зрения ислама это нонсенс, выходящий за все рамки. Это в очередной раз подчеркивает то, что терроризм не имеет ни религиозного, ни социального происхождения, это чисто криминальная структура, призванная решать не столько политические, сколько уголовно-криминальные задачи. Терроризм не имеет отношения к исламу, ни к каким-либо другим религиям. Это обыкновенные бандиты, убийцы, уголовники, которых нужно уничтожать как страшную заразу. С ними нельзя вести никакие переговоры, с ними нельзя ни о чем договариваться, их нужно физически убивать. Этой заразе не место на нашей земле.

- Вы долго пробыли в Сирии?

- Всего три дня. Но мы посмотрели работу нашей авиации, в том числе и на центре боевого управления, в режиме онлайн. Смотрели, и как работает наша авиация, со всеми результатами боевого применения, и как противоборствуют боевики. Наша армия сегодня уже далеко не та, какой была пять лет назад, даже невозможно сравнивать с тем, что было в Чеченской Республике и уж тем более в Афганистане. Технический прогресс шагнул далеко, а боевое мастерство наших военнослужащих выросло в разы. Это армия XXI века.

Удалось посмотреть и работу ПВОшников, которые обеспечивают прикрытие наших летчиков. В соответствии с решением президента страны, на территорию авиабазы был введен дополнительный комплекс С-400. Это произошло после трагического случая с экипажем СУ-24. Надеюсь, виновники той трагедии получат справедливое наказание. Турецкая сторона обязана в интересах будущих добрососедских и партнерских взаимоотношений принести извинения и нашей стране, и семьям погибших, возместить ущерб за сбитый самолет. Это должно стать обязательным условием для дальнейших шагов по нормализации взаимоотношений между нашими государствами, потому что ни турецкий народ, ни, тем более, российский, не виноваты в головотяпстве отдельных руководителей, которые допустили такой казус.

- Алексей Владимирович, была ли у вас возможность пообщаться с сирийцами. Какие настроения в сирийском обществе? Как относятся к Башару Асаду, насколько ему удалось сохранить популярность?

- Довелось пообщаться с представителями вооруженных сил Сирии и «Мухабарата» – службы безопасности. Сирийцы благодарны России за приход в регион. Мы никогда не бросали Сирию. В Тартусе давно находится наша военная база, и наши военнослужащие всегда были образцом поведения. Работа наших советников в ходе различных конфликтов, например в сирийско-арабских войнах, всегда воспринималась сирийцами с благодарностью. Но когда мы столкнулись с угрозой международного терроризма, когда были потеряны достаточно большие территории, нависла угроза распада Сирийской Арабской Республики, приход российских военнослужащих, непосредственное участие в боевых действиях, готовность отдать жизнь за сирийцев – все это было оценено ими по достоинству. После гибели нашего военного летчика Олега Пешкова во время приземления на парашюте в результате обстрела в провинции Латакия сирийцы восприняли наше участие не только с воодушевлением, но и с очень большой благодарностью. Я купил в Сирии деревянную шкатулку, где изображены флаги России и Сирийской Арабской Республики, там на русском и на арабском написано "Спасибо". Арабы долго будут помнить то, что сделали русские ради их государства.

Что касается Башара Асада, то только сирийцам на выборах, кто будет руководителем страны. У Башара Асада достаточно высокий авторитет среди той части населения, которая сегодня воюет за сохранение государства, борясь с международным терроризмом. Но есть "Свободная сирийская армия", где люди воюют за то, чтобы у власти был другой человек. По Венским соглашениям, к выборам должны быть допущены различные группы и слои населения, которые не запятнали себя участием в террористических акциях. Будут в итоге у власти представители клана Асада или представители сирийской оппозиции - решать сирийскому народу.

Уже сегодня на выборах в парламент пытаются выставить свои кандидатуры порядка пяти тысяч человек. Представляете как за четыре года войны народ истосковался по нормальной государственности? Для них эти выборы – символ возрождения государственности, порядка, мира на территории. Башар Асад, если он выполнил свою функцию как президент страны, может принять решение не участвовать в этих выборах, а может и участвовать, если он считает, что имеет поддержку большей части населения.

Запад спит и видит, что Башара Асада не будет в сирийском руководстве. Наши партнеры говорят, что несут демократию, но они редко добиваются успеха на этом направлении. В соседнем Ираке повесили Саддама Хусейна, так и не доказав его вину, суд был фактически превращен в фарс. До этого был ввод войск в Ирак, с помахиванием какой-то пробиркой. (Накануне вторжения коалиционных войск в Ирак официальная позиция США заключалась в том, что Багдад нарушает основные положения резолюции Совета Безопасности ООН и занимается разработкой оружия массового поражения, - прим. "ВК").

Или вспомнить смещение в соседней Ливии Муаммара Каддафи. Ливия была процветающей страной, где люди получали при заключении брака пособие до 60 тыс. долларов, где литр бензина стоил дешевле литра воды. Люди, уезжающие за рубеж, обучались бесплатно за счет государства. Хлеб стоил копейки. А сегодня ливийцы получили террористов, разрушенное хозяйство, отсутствие государственности и постоянный страх за свою жизнь, судьбу своих детей, родных и близких.

Пора оградить "ястребов" от желания вклиниваться со своими нормами демократии, которые только ухудшают жизнь людей. Нужно позволить государствам сам управлять своим развитием, а не пытаться под кого-то подстроиться. У каждой страны есть право на суверенное существование, которое в рамках международного права мы все должны уважать.

Поэтому, российское руководство не цепляется за Асада всеми силами. Сирийская сторона позвала нас туда, сирийской стороне, сирийскому народу решать, кто там будет руководителем. Мы поддерживаем, прежде всего, народ.

- Начало военной операции российских ВКС в Сирии вскрыло массу противоречий во внешней политике многих государств. Стала ясна и роль Турции, и роль США, которые вместе с союзниками занимались бомбардировками пустыни на протяжении трех лет, Саудовской Аравии, Катара. Сейчас Владимир Путин и Барак Обама договорились о перемирии. К нему присоединяется все больше и больше селений Сирии, возглавляемых старшинами, старостами. Дает перемирие дополнительные возможности по борьбе с ДАИШ, либо, наоборот ,у террористов появляется возможность передышки?

- Худой мир всегда лучше доброй войны. Главная задача мирового сообщества – стабилизировать обстановку. Владимир Путин когда-то спас Сирию в рамках конфликта с химическим оружием, которое на самом деле применялось боевиками, а не войсками Асада. Но вмешательство международного сообщества в этот процесс обосновано.

Боевые действия, результатом которых является гибель мирных граждан, нельзя оправдать желанием отдельных группировок иметь свою власть на конкретной территории для решения каких-то собственных задач. Тем не менее есть нормы существования государства, и они должны соблюдаться. Разделение сторон в результате перемирия не влияет на снижение интенсивности уничтожения бандформирований. Мы будем продолжать воздушно-космическую операцию по уничтожению боевиков "Джабхат ан-Нусра" и ДАИШ. Наши летчики продолжают выполнять полеты на бомбежку, штурмовку, сопровождение действий Сирийской Арабской Армии по уничтожению террористических группировок. Но боевые действия между представителями оппозиции и вооруженных сил САР не ведутся.

- Те, кто сложил оружие (точнее сказать, зачехлил оружие), в перспективе имеют возможность участвовать в политической жизни Сирии, участвовать в парламентских выборах?

- Совершенно верно. Они должны принимать участи в политическом урегулировании конфликта. Смысл в том, чтобы, завершив вооруженную борьбу, перейти к переговорному процессу, сформировать коалицию или коалиционное правительство, которое позволило бы учесть интересы всех слоев населения Сирии и нормализовать жизнь на территории САР. Разрушения требуют серьезных вложений по восстановлению экономики, естественно, по возврату и возрождению социальной жизни, сохранению, спасению культурных ценностей, которые являются на сегодняшний день международным достоянием.

Все стороны, участвующие в этом конфликте, должны опомниться, одуматься и вернуться к нормальной политической жизни и работать на том направлении, которое позволило бы Сирии достигнуть рубежей, которые она занимала до начала военных действий. Сирия ведь - серьезный региональный игрок в рамках Ближнего Востока и Северной Африки.

Сегодня на севере Сирии Турция играет определенную роль, которая далека и от норм международного права, и от справедливости, что, с точки зрения военного искусства, дипломатических отношений, является прямым нарушением норм международного права. Ведь концентрация войск соседнего государства вдоль границы всегда говорит об агрессивных намерениях, а непосредственное участие в военных действиях, обстрелы, под каким бы предлогом они ни осуществлялись, курдских ополченцев, территорий вокруг Алеппо из артиллерийских систем является применением оружия по территории суверенного государства. В соответствии с международным правом, существует норма casus belli (формальный повод для объявления войны), и руководство пострадавшего государства должно приложить все усилия, чтобы воспретить эту агрессию.

Если Башар Асад отдал бы приказ о применении ответного огня, сегодня бы Турция активно участвовала в боевых действиях. Тогда нужно задать вопрос – кого поддерживает Турция, участвуя в этих боестолкновениях. Какие задачи она выполняет? Курдские повстанцы после тех ужасов, которые совершили террористы в районе Кобани (отрезанные головы, массовые казни), взялись за оружие и сегодня несут одну из основных нагрузок, участвуя в боестолкновениях с боевиками. Турция ведет обстрелы территории Сирии, хотя формально является участником антидаишевской коалиции. Это тоже на сегодняшний день огромная проблема, которая требует работы и дипломатов, и военных ведомств России, Сирии, Турции, Саудовской Аравии. Сегодня на территории разных государств формируются группы для участия в сирийской войне. В том числе россияне уезжают полукриминальными путями через Турцию из Чечни, из Дагестана, причем это далеко не только чеченцы и дагестанцы. Терроризм – наднациональная, надрелигиозная структура, это явление которое имеет звериное лицо и звериную сущность. Всем странам нужно объединить усилия в рамках национальной безопасности, действовать в рамках Интерпола по розыску этих граждан. Если они участвовали в террористических акциях и совершили преступления, то пусть за это ответят. Если не совершили преступлений, значит еще нужно будет с ними работать. Важно, чтобы все наши партнеры по коалиции, в том числе и турки, выполняли свои союзнические обязательства, а не занимались двурушнической политикой "и нашим, и вашим". Только политическая и государственная ответственность руководителей наших стран-партнеров обеспечит скорейшее выполнение задач по наведению мира и порядка в Сирии и во всем регионе.


Другие материалы