Юбилей Израиля и гастроли театра «Габима». Припадение к истокам.

21 апреля в театре им. Вахтангова спектаклем «Дорожные знаки» начались гастроли израильского театра «Габима». ЗН удалось принять участие в торжественном приеме в честь 70-летия государства Израиль и 100-летия театра «Габима».

 

По замечательному парадоксу истории главный государственный театр Израиля старше самой страны на тридцать лет. Такое могло произойти, пожалуй, только с народом двенадцати колен. Красиво звучит: страна начинается с театра. Мы же, как наследники позапрошлой империи, по инерции восприемля отцовство над «Габимой», в её лице имеем живое свидетельство нетленности российско-израильских отношений. Такова официальная подоплека радости. В продолжение вечера было произнесено много теплых слов о счастье двух народов быть спаянными таким славным образом – на почве высокой культуры. Министр алии[1] и интеграции Израиля Софа Ландвер обобщила это в следующей формуле: «Культура Израиля соткана из множества культур, и особый след оставлен культурой России». Развивая эту мысль уже с российской стороны, историк театра и автор монографии о театре «Габима», Владислав Иванов делится с ЗН: «Когда-то в 19-м году Вахтангов в интервью говорил о том, что «Габима» мечтает вернуться на историческую родину, сохранив связи с Москвой, и надеется, что в Москве будет филиал «Габимы». В 19-м году такие мечтания пока ещё были возможны. Тем не менее, в каком-то широком смысле, его слова оправдались».

 

Среди устроителей гастролей: Министерство иностранных дел Израиля, чрезвычайный посол Израиля в России Гарри Корен, Израильский культурный центр «Натив», фонд «Генезис» и Российский еврейский конгресс. Концентрация нерядовой публики – зашкаливающая. Театральные деятели, ученые, дипломаты, в общем, как и полагается исключительному событию, соединяющему две цивилизации. Однако в атмосфере всеобщей солидарности, было все же ощущение, что у каждого из трех поводов – свои приглашенные гости. У послов и политиков – государственный юбилей, у актеров и руководства «Габимы» – столетие театра (и 60-летие его национального статуса), у российских театралов – повод вспомнить об одной из самых ярких страниц эпохи режиссерского ренессанса.

Театр «Габима» возник в 1917 году, под непосредственным патронажем Станиславского и при руководстве Вахтангова. Его легендарный «Гадибук» объездил пол мира и не сходил со сцены почти 40 лет. Это был предпоследний опус катастрофически мало прожившего Вахтангова, тем не менее, оставшийся шедевром его реформаторского искусства. Рискнем предположить, что определенная часть публики ждала от этого вечера встречи с тем театром, под вывеской которого когда-то давно шёл «Гадибук и, может быть, втайне надеялась увидеть нечто его напоминающее.

«Габима» задумывалась как театр живого звучания иврита. Но с возвращением на Эрец-Исраэль[2], язык священных текстов превратился в государственный. Соответственно и задачи театра должны были существенно поменять свой ориентир. «Габима начиналась с мечты о библейском театре. Но эта мечта не сбылась. Оказалось, что она возможна была только в диаспоре, в России, потому что для евреев Тора и Библия были портативной родиной. «Габима» вернулась на историческую родину и стала развиваться, уже как национальный театр», – заключает Владислав Иванов. Второй парадокс сего торжества в том, что один юбилей (70-летие страны), в каком-то смысле, противоречил полноценности другого (100-летие театра). Обретение земли вторглось в непрерывное бытие театра народа-странника, обозначив по сути водораздел: «Габима» до, и «Габима» после.

 «Гадибук», 2-й акт

Возможность убедиться в этом предоставил спектакль, которым «Габима» открывала гастроль. «Дорожные знаки» – своеобразный мюзикл-байопик, посвященный знаковой персоне Израиля, певице и композитору, Наоми Шемер. Худрук театра и режиссер Моше Кептен так объясняет выбор материала: «Она написала более тысячи песен. Она некий символ. Её песни – часть исторического наследия народа Израиля. Её история – это ДНК израильского общества. Поэтому для Национального театра было необходимо поставить такого рода пьесу, адресованную как израильтянам, так и всему миру».

Непростая история Наоми Шемер представлена в спектакле концептуально, в форме диалога 4-х её возрастов. Каждый возраст – отдельный сюжет, наполненный своей проблематикой. Непростое решение покинуть кибуц и поступление в столичное музыкальное училище; сложные отношения с друзьями и возлюбленными; бремя собственной славы, как автора патриотической песни «Золотой Иерусалим» (ставшей неофициальным гимном страны), и желание петь о сугубо личном; собственная болезнь и стоны Израиля – за два действия зрителю предлагается просмотреть калейдоскоп драматических сцен-столкновений, пронизанных общей темой стоицизма и судьбоносного выбора. Даже нам, в сущности, сторонним наблюдателям, очевидно, насколько в личности Наоми Шемер воплотился собирательный образ современного и вечного Израиля. Он, как исполнитель, противопоставленный публике, находится в кольце несправедливых судей и вечных врагов, но уверенно, ценой страшных потерь продолжает свой древний мотив.

Действие разворачивается в одной декорации: участок сцены, окаймленный зарослями тростника и деревьями со спиленными кронами. В центре, монументальным символом одинокого голоса, неизменно стоит черный концертный рояль.

Молодая труппа: четыре актрисы, исполняющие роль Наоми Шемер, её окружение и своеобразный хор-кордебалет – играет с темпераментом. Музыкальные вставки, перекрывающие ритм бытовых сцен, вторят канонам мюзик-холльных реприз a la «Ла-Ла Ленд». В контрасте с серьезностью содержания они задают весьма привычный для такого жанра контрапункт. Эмоциональность действия очевидно балансирует между сентиментальностью и патетикой.

«Есть какие-то вещи, которые для нас, может быть, сильно избалованных театрами, и всякими художественными свершениями, не очень нам близки в эстетическом смысле, – говорит театровед и заведующая кафедрой искусствоведения Театрального института им. Щукина, Елена Дунаева, – Если так уже конкретно говорить, рояль, который стоит в самом центре сцены и просто стагнирует пространство, которое от этого делается неподвижным, мне кажется не очень удачной находкой режиссера, как и декорации спектакля. Но в целом, мы видим, что это сыгранный ансамбль».

Особый акцент в пьесе сделан на перипетиях гражданственности, которые для Наоми Шемер оборачиваются яблоком раздора со всем миром. Она открыто провозглашает неделимость Израиля, его претензии на исторические территории Ханаана, в общем, правые взгляды, в её время крайне не популярные, а ныне – заявленные в качестве дипломатического манифеста. «Дорожные знаки» – это в честь единого Израиля, которому уже 70 лет. «Он и политический, и культурный, – сообщает Моше Каптан о своём творении. Он рассказывает о пути Наоми Шемер от одного политического крыла к другому. Но я думаю, что главное, чего хотела Наоми Шемер, это чтобы все были счастливы. Чтобы все наслаждались культурой. Это основной месседж. Политика важна, но культура важнее».

Таки или иначе, зритель явно не пожалел, что пришел. Эммануил Виторган также отозвался скорее положительно: «Я, конечно, как и любой артист, могу покритиковать то-то и то-то. Но думаю, что ребята (имею в виду труппу) могут быть довольны. Столько аплодисментов, я уверен, они не каждый день получают». Одним из достоинств спектакля актер считает уважительное отношение к материалу пьесы. «Сегодня есть энное количество театров в Москве со спектаклями, на которые я лично не могу придти. Когда я вижу, как на сцене, в «Чехове», распарывают живот и вытаскивают кучу сарделек, у меня это совершенно никакого интереса не вызывает. Вот ребята сегодня ничего не придумали, сделали то, что было написано. Ведь тема очень серьезная, очень болезненная».

Конечно, у сегодняшней «Габимы» уже своя, новая история. В какой степени потенциал нашего взаимодействия, замешанного на общем ДНК, ещё актуален – вопрос, на который лучше давать осторожные ответы. «Мы существуем в совершенно другой, стилистике, мы по-другому воспринимаем театр. Театральная традиция – сложная вещь. Мы говорим, что у нас очень длинная традиция, но по сравнению с европейскими театрами, которые по 400 лет насчитывают, она не очень большая. Учитывая, что театру «Габима» хоть и сто лет, но, строго говоря, шестьдесят, – это просто молодой театр. Мы так и должны это воспринимать. Я думаю, что, наверное, как-то это будет развиваться» – заключает Елена Дунаева.

Художественный руководитель Вахтанговского театра Римас Туминас: «Я откровенно скажу, что по моему наблюдению, «Габима» на каком-то сложном перепутье. Что-то только должно зародиться. Как и любые моменты театра и жизни: бывают спады, бывают взлеты. Чувствую, что с приходом нового художественного руководителя – это будет взлет, и мы, я думаю, в этом взлете соединимся в сотрудничестве, которое надо продолжать, иначе так и будем жить, от праздника до праздника».

 

Повод к оптимистическому упованию дала новость, прозвучавшая этим же вечером. Театр им. Вахтангова, к собственному столетнему юбилею (1921-й год) будет ставить «Гадибука», который по словам Туминаса, также будет музыкальным спектаклем. Визит «Габимы» по такому случаю – будет знаком подлинно-театральной алии.

 

Фотографии предоставлены пресс-службой Российского еврейского конгресса

 

[1] Репатриация евреев в государство Израиль. Противоположное понятие – эмиграция.

[2] Земля обетованная

 

 


Другие материалы

-
-