Северная столица парламентаризма

19 сентября в Совете Федерации прошло заседание Организационного комитета по подготовке 137-й ассамблеи Межпарламентского союза. Парламентарии во главе со спикером Верхней палаты, Валентиной Матвиенко, предсказывают небывалый размах мероприятия.

Октябрь 2017-го имеет все шансы войти в летопись российского (чего там - мирового!) политического бытия. А Северная столица прибавит к своей, и без того уже чрезмерной, славе еще одну регалию. По крайней мере, на это настроены отечественные парламентарии во главе со спикером Верхней палаты. Валентина Матвиенко, стараниями которой представительная международная организация выбрала местом своего очередного «симпосия» невские берега, не сомневается, что 137-я ассамблея – станет вехой в истории МПС.

Перевалившее за 2000 количество гостей, 88 глав зарубежных парламентов (рекордное!), 2 дворца и 1 оперный театр – к приему гостей подготовились основательно. Как подметил спикер Госдумы Вячеслав Володин: «Санкт-Петербург на неделю превратится в столицу мирового парламентаризма». В который (дай-то бог не последний!) раз констатируем: наука устроения помповых сборищ в России недостатка не испытывала, пожалуй, никогда. Наведываются к нам не столь охотно, как хотелось бы, но уж раз приехали, то запомнят надолго…

…Жаркие трибунные споры как-то незаметно успели стать неотъемлемостью, не только геополитической повестки, но и коллективного кругозора городского человечества. Пресс-службы и официальные представители соревнуются в искрометности острот, отпускаемых на злобу дня, отнимая лавры у сатириков и шоуменов. Вот ведь и Морган Фримен зарекомендовал себя в качестве полит-эксперта, подключив (надо думать) и «фабрику грез» к гибридной войне… Неожиданно определив, тем самым, одно через другое и наоборот.

А что же этот самый международный парламентаризм? Какова его роль? Когда сама идея международных универсалий на каждом шагу спотыкается о всякие там «одно»/«би»/ и «много»-полярности – что в этих условиях делать народным избранникам? Чем Межпарламентский Союз отличается от иных парламентских организаций? И чем заслужил Питер такую великую честь?

организация, возникшая задолго до Совета Европы и даже Лиги Наций[1], в чьей крови еще течет ген предчувствия Первой Мировой… Можно сказать, что в Петербург едет сам Классический Парламентаризм, его праматерь.

Впрочем, освободим подмостки и дадим высказаться самим виновникам.

Константин Косачев – один из архитекторов грядущей ассамблеи, кому, как ни ему… Год назад на страницах журнала «Международная жизнь» (International affairs) сенатор просветил общественность на предмет МПС[2].

«Не для кого уже не секрет, что формирование новой системы международных отношений, свидетелями которой мы являемся в данный момент, основывается на принципе перераспределения сфер глобального баланса сил и влияния за пределы традиционно западного ареала». (И гулко стучит коленвал истории…).

«Даже несмотря на то, что решения МПС не носят юридически обязательного характера для парламентов-членов, они, являясь концентрированным выражением воли представителей законодательных органов своих стран, оказывают серьезное воздействие на атмосферу мировой политики и общественное мнение».

«В чем же секрет долголетия и привлекательности МПС? Ведь Сталин как политик-прагматик был прав: много десятилетий истории МПС не отмечены судьбоносными решениями. Сила Межпарламентского союза в другом. Парламентская дипломатия призвана играть очень важную, если не ключевую, роль в наведении мостов дружбы между государствами как на двусторонней, так и многосторонней основе».

«МПС, будучи единственной в своем роде международной парламентской площадкой, обладает в том числе существенными возможностями использования инструментов «мягкой силы», то есть «комплекса инструментов и методов достижения внешнеполитических целей без применения оружия, а за счет информационных и других рычагов воздействия».

«В канун 20-летнего юбилея Всеобщей декларации о демократии, принятой как раз на Ассамблее МПС в Каире в 1997 году, было бы логичным обратить внимание членов Межпарламентского союза на поощрение развития демократии в мире, объявить о ложности посыла о якобы единственно «правильной» демократии западного происхождения».

«Увеличение числа вопросов, которые государства на добровольной основе подчиняют международно-правовому регулированию, не предусматривает их автоматического изъятия из сферы внутренней компетенции. <…> Поэтому принцип невмешательства обретает фундаментальное значение обязательного и необходимого «моста» между традиционной, суверенитетно-ориентированной структурой международного сообщества и «новым» подходом государств, основанном на более плотном межгосударственном взаимодействии и тесной кооперации».

Кратко уясним. Таким образом, МПС, являясь, в некотором роде, совестью или теоретическим ratio мировой геополитики, в современном диалоге (вернее, многоголосии) о судьбах государств формально занимает, вроде как, самую корректную позицию. Его способность как-то влиять на мировую политику зиждется на патриаршем авторитете и потенциально широкой солидарности участников[3]. В силу этого, доходчивость того посыла (если таковой будет веско сформулирован), которым Союз одарит мировую общественность, зависит от того, насколько последняя будет заранее готова его воспринять.

Сформирует ли МПС новую логику дипломатических принципов? Сама возможность вопроса, как минимум, дает повод это предполагать. Показательно, что МПС, как средоточие парламентской дипломатии, в каком-то смысле, должен высказаться о границах целесообразности последней.

Парламентариям из 171 страны есть, что обсуждать по поводу терроризма, участия женщин в политике и прав человека. Есть там и различные мнения по поводу того, сколько же все-таки демократий сегодня существует в мире, и что такое демократия восточного происхождения... Сегодня, когда старые слова с греко-латинскими корнями, кажется, окончательно растеряли свои первоначальные (и приобретенные) смыслы и требуют нового/-ых наполнения/-ий.

Выбор места проведения 137-й ассамблеи – уже более, чем внятное высказывание. И громкость его прямо пропорциональна растущему с каждым днем количеству подавших заявки на участие и яркости петергофских фонтанов.

 

[1] Основана в 1889 У. Кримером и Ф. Пасси.

[2] Межпарламентский союз: родит ли гора мышь или вмешательство в невмешательство? // https://interaffairs.ru/news/show/16385

[3] В рядах МПС отсутствуют члены Конгресса США


Другие материалы